«Меня зовут Таня. Моему сыну Юре поставили диагноз — рак четвертой степени. У него была опухоль на весь живот. Невозможно передать словами, что я пережила за первые пару месяцев. Это был предел боли. После первого блока химиотерапии на месте опухоли в кишечнике остались открытые раневые поверхности. Никто не видел, что было внутри, но снаружи кожа снималась вместе с лейкопластырем. Когда ребенок находится в таком состоянии, чтобы поднять уровень лейкоцитов в крови, ему капают антибиотики, а тромбоциты (тельца, которые отвечают за свертываемость крови) и гемоглобин ребенок получает из донорской крови. У Юры открылось внутрикишечное кровотечение. Ему вливали по 2-3 пакета тромбоконцентрата в сутки. Сказать, что нужны были доноры — это не сказать ничего. Попробуйте не дышать и через минуту скажите, нужен ли вам кислород. После вливания тромбоконцентрата повышается свертываемость крови, и кровотечение останавливается. Можете себе представить, что для моего сына значило наличие донорской крови. Выбор — либо выжить, либо уйти.
После первого блока химиотерапии у ребенка затянулись все раны. А в июне, после еще шести блоков, нас выписали домой. Первого сентября Юра пошел в школу».